Семерка - Российский Правовой Портал

Об отказе в удовлетворении заявления о признании абзаца пятого пункта 116 и абзаца десятого пункта 123 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утв. постановлением Правительства РФ от 27.12.2010 N 1172, не соответствующими (в части) нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и недействующими

Решение ВАС РФ от 25.06.2012 N ВАС-2243/12

Текст правового акта по состоянию на август 2012 года

Резолютивная часть решения объявлена 18.06.2012. Полный текст решения изготовлен 25.06.2012.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Шилохвоста О.Ю., судей Балахничевой Р.Г., Воронцовой Л.Г. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Бушмариной Н.В. рассмотрел в открытом судебном заседании заявление открытого акционерного общества "РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод" (г. Красноярск, далее - общество "РУСАЛ Красноярск") о признании абзаца пятого пункта 116 и абзаца десятого пункта 123 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2010 N 1172 (далее - Правила оптового рынка), не соответствующими (в части) нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и недействующими.

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя: общества "РУСАЛ Красноярск" - Ковалев С.И. по доверенности от 06.02.2012, Цветков В.А. по доверенности от 06.02.2012;

от Правительства Российской Федерации в лице Министерства энергетики Российской Федерации (далее - Минэнерго России) - Виханский А.Э. по доверенности от 27.04.2012 N СШ-3762/03 и по поручению от 07.03.2012 N ИС-П9-1314, Семейкин А.Ю. по доверенности от 27.09.2010 N СШ-8303/07 и по поручению от 07.03.2012 N ИС-П9-1314, Эрзин Д.Г. по доверенности от 17.04.2012 N СШ-3380/03 и по поручению от 07.03.2012 N ИС-П9-1314;

от Правительства Российской Федерации в лице Федеральной службы по тарифам (далее - ФСТ России) - Мецаев Б.К. по доверенности от 05.08.2011 N 7/13 и поручению от 07.03.2012 N ИС-П9-1314;

от Федеральной антимонопольной службы (далее - ФАС России) - Корнеев О.С. по доверенности от 21.05.2012 N ИА/15855, Огневская Д.В. по доверенности от 22.02.2012 N ИА/5185, Плиев Р.Р. по доверенности от 16.09.2011 N ИА/35194;

от некоммерческого партнерства "Совет рынка по организации эффективной системы оптовой и розничной торговли электрической энергией и мощностью" (далее - НП "Совет рынка") - Богатов Д.В. по доверенности от 30.12.2011 N СР-07/11-131, Лившиц Б.А. по доверенности от 23.03.2012 N СР-07/12-23,



Суд установил:

Общество "РУСАЛ Красноярск" обратилось в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о признании абзаца пятого пункта 116 Правил оптового рынка в части содержащихся в третьем предложении слов "генерирующего оборудования гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне, а также" и слов "и цены на мощность, поставляемую гидроэлектростанциями по договорам, заключенным в соответствии с законодательством Российской Федерации с гарантирующими поставщиками (энергоснабжающими организациями, энергосбытовыми организациями, к числу покупателей электрической энергии (мощности) которых относятся население и (или) приравненные к нему категории потребителей), в целях обеспечения потребления электрической энергии населением и (или) приравненными к нему категориями потребителей", а также абзаца десятого пункта 123 Правил оптового рынка в части слов "генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне, и", не соответствующими Федеральному закону от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике) и Федеральному закону от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), имеющим большую юридическую силу, и недействующими (с учетом ходатайства об уточнении требований от 16.03.2012).

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.03.2012 N ВАС-2243/12 к участию в деле в качестве заинтересованных лиц привлечены ФАС России и НП "Совет рынка".

В назначенное на 22.05.2012 на 11 часов судебное заседание представители общества "РУСАЛ Красноярск" не явились.

По ходатайству представителей Минэнерго России судебное разбирательство определением от 22.05.2012 отложено на 18.06.2012 в 11 часов в связи с необходимостью представления Правительством Российской Федерации дополнительного отзыва на возражения общества "РУСАЛ Красноярск" на отзыв Правительства Российской Федерации, поступившие из канцелярии суда перед началом судебного заседания (вх. N 2243/12 от 22.05.2012).

Правила оптового рынка утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2010 N 1172 в соответствии с Законом об электроэнергетике и устанавливают правовые основы функционирования оптового рынка электрической энергии и мощности, включая регулирование отношений, связанных с оборотом электрической энергии и мощности на оптовом рынке, с 01.01.2011.

Текст пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка опубликован в печатном издании "Собрание законодательства Российской Федерации" от 04.04.2011, N 14, ст. 1916.

Абзац пятый пункта 116 Правил оптового рынка предусматривает, что с 01.01.2011 стоимость мощности генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне оптового рынка, которая продается по итогам конкурентного отбора мощности, определяется по установленной федеральным органом исполнительной власти в области регулирования тарифов цене на мощность, поставляемую в ценовых зонах оптового рынка субъектами оптового рынка - гидроэлектростанциями по договорам, заключенным в соответствии с законодательством Российской Федерации с гарантирующими поставщиками (энергоснабжающими организациями, энергосбытовыми организациями, к числу покупателей электрической энергии (мощности) которых относятся население и (или) приравненные к нему категории потребителей), в целях обеспечения потребления электрической энергии населением и (или) приравненными к нему категориями потребителей. В случае если гидроэлектростанция, расположенная во второй ценовой зоне оптового рынка, не относится к субъектам оптового рынка - производителям электрической энергии и мощности, заключающим в соответствии с пунктом 62 Правил оптового рынка регулируемые договоры в ценовых зонах оптового рынка, стоимость мощности указанной гидроэлектростанции определяется по цене продажи мощности, равной предельному размеру цены на мощность, определяемой в соответствии с пунктом 104 Правил оптового рынка для зоны свободного перетока, к которой отнесено генерирующее оборудование гидроэлектростанции. Для свободного договора, предусматривающего поставку мощности в отношении генерирующего оборудования гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне, а также генерирующих объектов, в отношении которых были указаны наиболее высокие цены в ценовых заявках на конкурентный отбор мощности коммерческим оператором в порядке, определенном договором о присоединении к торговой системе оптового рынка, рассчитывается величина, равная неотрицательной разности цены на мощность по итогам конкурентного отбора мощности для покупателей зоны свободного перетока, к которой отнесено указанное генерирующее оборудование, и цены на мощность, поставляемую гидроэлектростанциями по договорам, заключенным в соответствии с законодательством Российской Федерации с гарантирующими поставщиками (энергоснабжающими организациями, энергосбытовыми организациями, к числу покупателей электрической энергии (мощности) которых относятся население и (или) приравненные к нему категории потребителей), в целях обеспечения потребления электрической энергии населением и (или) приравненными к нему категориями потребителей (цены на мощность по итогам конкурентного отбора мощности для группы точек поставки, к которой отнесено генерирующее оборудование, входящее в число генерирующих объектов, в отношении которых были указаны наиболее высокие цены в ценовых заявках на конкурентный отбор мощности), умноженной на объем мощности свободного договора, рассчитанным в соответствии с пунктом 117 названных Правил.

Абзац десятый пункта 123 Правил оптового рынка предусматривает, что при формировании стоимости продажи (покупки) мощности по результатам конкурентного отбора мощности сумма превышения обязательств покупателей в ценовой зоне над требованиями поставщиков в ценовой зоне (требований поставщиков над обязательствами покупателей), рассчитанных исходя из цен на мощность, определенных в соответствии с настоящими Правилами, учитывается при определении итоговой стоимости мощности путем уменьшения или увеличения обязательств покупателей и требований поставщиков по договорам купли-продажи (поставки) мощности, заключенным по результатам конкурентных отборов мощности в соответствующем месяце в указанной ценовой зоне, в порядке, установленном договором о присоединении к торговой системе оптового рынка, с учетом особенностей, установленных для организации по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью в пункте 164 Правил оптового рынка, а также с учетом обязательного распределения величины, рассчитанной в соответствии с пунктом 116 Правил оптового рынка, на стороны свободного договора, предполагающего поставку мощности от генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне, и генерирующих объектов, в отношении которых были указаны наиболее высокие цены в ценовых заявках на конкурентный отбор мощности.

В подтверждение нарушения своих прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности общество "РУСАЛ Красноярск", заключившее с открытым акционерным обществом "Красноярская ГЭС" на оптовом рынке договор купли-продажи электрической энергии и мощности, ссылается на то, что в результате введения предусмотренной оспариваемыми в части пунктами 116 и 123 Правил оптового рынка надбавки к цене мощности, приобретаемой на оптовом рынке по результатам конкурентного отбора мощности (далее - КОМ), заявитель был вынужден доплатить за обязательную покупку 1 МВт мощности за первое полугодие 2011 года 914 817 763 рубля 62 копейки.

В подтверждение противоречия оспариваемых в части положений нормативного правового акта имеющим большую юридическую силу нормативным правовым актам общество "РУСАЛ Красноярск" указывает на их несоответствие механизмам определения складывающихся под воздействием спроса и предложения рыночных цен на электрическую энергию методам государственного регулирования цен на мощность, а также принципам организации оптового рынка, установленным в Законе об электроэнергетике, а также на несоответствие условиям доступа на товарный рынок, установленным Законом о защите конкуренции.

В судебном заседании представители общества "РУСАЛ Красноярск" поддержали требование о признании оспариваемых в части пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка не соответствующими нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и недействующими.

Минэнерго России и ФСТ России, действующие в соответствии с поручением Правительства Российской Федерации, в отзывах на заявление и представители Правительства Российской Федерации в судебном заседании не согласились с требованием общества "РУСАЛ Красноярск", ссылаясь на соответствие оспариваемых в части пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка Закону об электроэнергетике, имеющему большую юридическую силу, а также на то, что Правительство Российской Федерации по своему правовому статусу не относится к органам, которым статьей 15 Закона о защите конкуренции запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.

В письменных пояснениях НП "Совет рынка" и его представители в судебном заседании просили отказать в удовлетворении требований общества "РУСАЛ Красноярск".

В письменном отзыве ФАС России и его представитель в судебном заседании оставили вопрос об удовлетворении требований общества "РУСАЛ Красноярск" на усмотрение суда.

Исследовав материалы дела и представленные доказательства и выслушав объяснения представителей заявителя, Правительства Российской Федерации и заинтересованных лиц, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного требования.

В соответствии с частью 4 статьи 194 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании нормативных правовых актов арбитражный суд осуществляет проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт.

Оспариваемый в части нормативный правовой акт принят Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий и во исполнение Закона об электроэнергетике, имеющего большую юридическую силу. Согласно пункту 1 статьи 21 названного Закона к полномочиям Правительства Российской Федерации в области государственного регулирования и контроля в электроэнергетике отнесено утверждение правил оптового рынка, которыми согласно пункту 1 статьи 30 того же Закона регулируются отношения, связанные с оборотом электрической энергии и мощности на оптовом рынке, в части, в которой это предусмотрено Законом об электроэнергетике.

Абзацем 3 пункта 1 статьи 32 Закона об электроэнергетике предусмотрено, что субъекты оптового рынка, осуществляющие производство и поставки мощности, обязаны поставлять мощность по договорам купли-продажи, договорам поставки мощности, заключенным в порядке, установленном Правилами оптового рынка, а покупатели электрической энергии - субъекты оптового рынка обязаны приобретать мощность по договорам купли-продажи, договорам поставки мощности, заключенным в порядке, установленном Правилами оптового рынка. При этом заключение договоров купли-продажи, договоров поставки мощности, совершение взаимосвязанных с ними сделок для указанных субъектов оптового рынка являются обязательными.

Кроме того, абзацем двенадцатым пункта 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике установлено, что Правилами оптового рынка должен предусматриваться порядок формирования цен на мощность.

Из изложенного следует, что полномочия Правительства Российской Федерации по регулированию в Правилах оптового рынка отношений, связанных с оборотом особого товара - мощности, включая порядок заключения обязательных для участников оптового рынка договоров по приобретению мощности, а также порядок формирования цен на мощность, прямо предусмотрены статьями 21, 30 и 32 Закона об электроэнергетике.

В подтверждение довода о несоответствии оспариваемых (в части) положений пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, общество "РУСАЛ Красноярск" ссылается на несоответствие этих положений установленным Законом об электроэнергетике механизмам определения цен на мощность, методам государственного регулирования цен на мощность и принципам организации оптового рынка.

Общество "РУСАЛ Красноярск" считает, что содержащееся в пункте 123 Правил оптового рынка положение о порядке распределения величины, предусмотренной пунктом 116 названных Правил, на стороны свободного договора, предполагающего поставку мощности от генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне, при определении итоговой стоимости мощности противоречит предусмотренным пунктам 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике механизмам определения складывающихся под воздействием спроса и предложения рыночных цен на мощность. Ссылаясь на абзацы второй, четвертый и пятый пункта 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике, заявитель считает, что цена покупки и продажи мощности на оптовом рынке может быть определена только двумя способами:

коммерческим оператором оптового рынка по результатам отбора ценовых заявок поставщиков мощности в пределах объема спроса на мощность в соответствующий календарный год, прогнозируемого системным оператором с учетом заявок покупателей электрической мощности, осуществляющих самостоятельное планирование потребности в электрической мощности;

сторонами двусторонних договоров купли-продажи мощности самостоятельно.

Настаивая на том, что предусмотренный пунктом 123 Правил оптового рынка механизм распределения названной величины на стороны свободного договора не упоминается в пункте 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике, ввиду чего итоговая стоимость мощности не является складывающейся под воздействием спроса и предложения рыночной ценой на мощность, как того требует указанная норма Закона об электроэнергетике, заявитель не учитывает следующее.

В силу пункта 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике коммерческий оператор оптового рынка должен определять цену на мощность по результатам отбора ценовых заявок поставщиков мощности, во-первых, в пределах объема спроса на мощность в соответствующий календарный год, и, во-вторых, с учетом технологических и сетевых ограничений, а также необходимости обеспечения равенства финансовых обязательств и требований участников рынка.

Из этого следует, что Закон об электроэнергетике содержит требование об определении величины обязательства по оплате мощности для всех потребителей на соответствующий календарный год на основании совокупного объема спроса на мощность вне зависимости от последующего "выбытия" из этого объема реализуемых по свободным договорам объемам мощности. В этих целях Правительством Российской Федерации в пункте 123 Правил оптового рынка установлен механизм, направленный на предотвращение увеличения стоимости покупки мощности по договорам купли-продажи мощности для тех расположенных во второй ценовой зоне покупателей, которые не заключили свободные договоры, предполагающие поставку мощности от генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных в названной ценовой зоне.

Указанное различие размеров финансовых обязательств участников оптового рынка возникает ввиду наличия во второй ценовой зоне значительного объема "дешевой" мощности от генерирующих объектов гидроэлектростанций, в результате чего "выбытие" какого-либо объема такой "дешевой" мощности из общего объема мощности, реализуемого по результатам КОМ, обуславливает необходимость приобретения участниками оптового рынка, не заключившими соответствующие свободные договоры, "оставшегося" объема мощности по более "дорогой" цене иных (помимо гидроэлектростанций) поставщиков. Соответственно, оставшийся объем мощности будет иметь большую совокупную стоимость единицы мощности, чем стоимость единицы мощности, определенной на момент проведения КОМ для каждого покупателя.

Таким образом, реализуя правомочия, предоставленные абзацем двадцать вторым пункта 1 статьи 21, абзацем третьим пункта 1, абзацами десятым и двенадцатым пункта 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике, Правительство Российской Федерации в Правилах оптового рынка установило порядок определения цены на мощность генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне оптового рынка (пункт 116), обязательность покупки не менее 1 МВт мощности по договорам купли-продажи мощности по результатам КОМ, а также обязательность распределения величины, рассчитанной в соответствии с пунктом 116, на стороны свободного договора, предполагающего поставку мощности от генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне.

Поэтому доводы о несоответствии предусмотренного оспариваемыми положениями пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка механизма определения итоговой стоимости мощности нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, в подтверждение которых общество "РУСАЛ Красноярск" ссылается только на абзацы второй, четвертый и пятый пункта 2 статьи 32 Закона об электроэнергетике, не могут быть признаны судом обоснованными с учетом требования иных перечисленных выше норм названного закона.

По мнению общества "РУСАЛ Красноярск", содержащиеся в пунктах 116 и 123 Правил оптового рынка положения о порядке расчета и распределения величины, равной неотрицательной разности цены на мощность по итогам КОМ для покупателей зоны свободного перетока, к которой отнесено генерирующее оборудование гидроэлектростанций, расположенных во второй ценовой зоне, и цены на мощность, поставляемую гидроэлектростанциями по договорам, заключенным с гарантирующими поставщиками в целях обеспечения потребления электрической энергии населением и (или) приравненными к нему категориями потребителей, по существу представляют собой метод государственного регулирования отношений купли-продажи мощности на оптовом рынке, не упомянутый в числе методов государственного регулирования, перечисленных в содержащемся в абзаце третьем пункта 2 статьи 20 Закона об электроэнергетике перечне. Указанная величина, по мнению заявителя, не относится и к перечисленным в пункте 2 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике ценам, подлежащим государственному регулированию на оптовом рынке, перечень которых в силу части 5 той же статьи является исчерпывающим.

Суд считает приведенное толкование заявителем полномочий Правительства Российской Федерации при утверждении Правил оптового рынка ошибочным.

Помимо установленного в пункте 2 статьи 20 Закона об электроэнергетике исчерпывающего перечня методов государственного регулирования и контроля деятельности субъектов электроэнергетики, являющегося в силу абзаца восьмого пункта 1 статьи 6 названного Закона одним из общих принципов организации соответствующих экономических отношений, Правительство Российской Федерации тем же Законом наделено целым рядом иных государственных полномочий. К таким полномочиям, в частности, относятся:

утверждение правил оптового рынка и основных положений функционирования розничных рынков (статья 21);

утверждение правил заключения и исполнения публичных договоров на оптовом и розничных рынках (статья 21);

определение перечня отдельных частей ценовых зон оптового рынка, в которых устанавливаются особенности функционирования оптового и розничных рынков (статья 21);

установление особенностей функционирования оптового и розничных рынков в отдельных частях ценовых зон оптового рынка (статья 21);

установление порядка подачи ценовых заявок субъектами оптового рынка, порядка их отбора и определения равновесной цены оптового рынка с учетом особенностей его ценовых зон (статья 21);

определение случаев и порядка регулирования на оптовом рынке отношений, связанных с оборотом особого товара - мощности в краткосрочной и долгосрочной перспективе (абзац четвертый пункта 1 статьи 30);

определение случаев и порядка, в соответствии с которыми субъекты оптового рынка обязаны приобретать мощность (абзац четырнадцатый пункта 1 статьи 32);

установление перечня, системы и порядка заключения обязательных для участников оптового рынка договоров (абзац первый пункта 1 статьи 32);

установление порядка подачи ценовых заявок, порядка их отбора и механизма определения рыночных цен оптового рынка и стоимости мощности на оптовом рынке за расчетный период (абзац десятый пункта 2 статьи 32);

установление порядка заключения договоров купли-продажи, договоров поставки мощности, по которым обязаны приобретать мощность покупатели электрической энергии - субъекты оптового рынка (абзац третий пункта 1 статьи 32);

установление случаев обязательного заключения договоров купли-продажи, договоров поставки мощности и обязательного совершения взаимосвязанных с ними сделок (абзац третий пункта 1 статьи 32);

установление обязательных требований к отбору мощности на КОМ, проводимому системным оператором (абзац восьмой пункта 1 статьи 32);

установление порядка формирования цен на мощность (абзац двенадцатый пункта 2 статьи 32).

Вопрос об оценке правомерности невключения перечисленных полномочий в упомянутый исчерпывающий перечень методов государственного регулирования и контроля деятельности субъектов электроэнергетики, содержащийся в пункте 2 статьи 20 Закона об электроэнергетике, не относится к предмету настоящего спора, однако из содержания перечисленных правомочий следует, что они носят самостоятельный характер и на них не распространяются предусмотренные абзацем третьим пункта 2 статьи 20 и частью 5 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике ограничения, на которые общество "РУСАЛ Красноярск" ссылается в подтверждение своего довода о несоответствии оспариваемых пунктов Правил оптового рынка нормативному акту, имеющему большую юридическую силу. Более того, суд считает, что поскольку перечисленные выше правомочия Правительства Российской Федерации по регулированию отношений в сфере электроэнергетики предусмотрены федеральным законом, само по себе невключение их в закрытые перечни методов государственного регулирования соответствующих отношений, содержащиеся в названных нормах статьей 20 и 23.1 Закона об электроэнергетике, не может свидетельствовать о нарушении принципа, предусмотренного абзацем восьмым пункта 1 статьи 6 того же Закона.

Кроме того, оценивая соответствие предусмотренного оспариваемыми положениями пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка механизма определения итоговой стоимости мощности, суд отмечает, что к общим принципам организации экономических отношений и основам государственной политики в сфере электроэнергетики, помимо принципа обеспечения недискриминационных и стабильных условий для осуществления предпринимательской деятельности в сфере электроэнергетики, обеспечения государственного регулирования деятельности субъектов электроэнергетики, в том числе за счет установления исчерпывающего перечня методов такого регулирования (абзац восьмой пункта 1 статьи 6 Закона об электроэнергетике), относится также принцип экономической обоснованности оплаты мощности генерирующих объектов поставщиков в части обеспечения ими выработки электрической и тепловой энергии (абзац двенадцатый пункта 1 статьи 6 того же Закона). Изложенное означает, что оба принципа являются самостоятельными, и реализация одного из них (установление исчерпывающего перечня методов государственного регулирования) не может и не должна препятствовать реализации другого (обеспечение экономической обоснованности оплаты мощности генерирующих объектов поставщиков в части обеспечения ими выработки электрической энергии).

Таким образом, с учетом перечисленных правомочий Правительства Российской Федерации по государственному регулированию отношений между участниками оптового рынка, предусмотренных статьями 21, 31 и 32 Закона об электроэнергетике, довод общества "РУСАЛ Красноярск" о выходе Правительства Российской Федерации при утверждении оспариваемых положений пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка за пределы, ограниченные исчерпывающими перечнями статей 20 и 23.1 названного Закона, подлежит отклонению за необоснованностью.

По мнению общества "РУСАЛ Красноярск", содержащиеся в пунктах 116 и 123 Правил оптового рынка положения о порядке определения итоговой стоимости мощности генерирующих объектов во второй ценовой зоне не соответствуют общим принципам организации экономических отношений и основам государственной политики в сфере электроэнергетики, предусмотренным абзацами пятым, шестым, седьмым и восьмым пункта 1 статьи 6 Закона об электроэнергетике в части свободного недискриминационного доступа к участию в оптовом рынке всех продавцов и покупателей электрической энергии, а также нарушают единство экономического пространства.

Ссылаясь на то, что в силу пункта 123 Правил оптового рынка обязательное распределение величины, рассчитанной в соответствии с пунктом 116 названных Правил, предусмотрено только в отношении сторон свободного договора, предполагающего поставку мощности от генерирующих объектов гидроэлектростанций, расположенных только во второй ценовой зоне, заявитель не учитывает, что в соответствии с пунктом 1 статьи 21 Закона об электроэнергетике Правительство Российской Федерации управомочено устанавливать порядок подачи ценовых заявок субъектами оптового рынка, порядок их отбора и определения равновесной цены оптового рынка с учетом особенностей его ценовых зон.

Как следует из статьи 3 Закона об электроэнергетике, ценовыми зонами оптового рынка являются территории, которые определяются Правительством Российской Федерации и в границах которых происходит формирование равновесной цены оптового рынка в порядке, установленном Законом об электроэнергетике и Правилами оптового рынка.

Таким образом, Правительство Российской Федерации в силу прямого указания Закона управомочено устанавливать особенности формирования цен на мощность генерирующих объектов, расположенных в первой и второй ценовых зонах оптового рынка. Содержащиеся в отзыве Правительства Российской Федерации и в выступлениях представителей Минэнерго России в судебном заседании сведения о технологических особенностях распределения генерирующих объектов в первой и второй ценовой зонах и обращения мощности в этих зонах, предопределяющих необходимость использования различных методов формирования стоимости мощности в целях обеспечения требования Закона об электроэнергетике об экономической обоснованности оплаты мощности генерирующих объектов поставщиков, обществом "РУСАЛ Красноярск" не оспорены и не опровергнуты в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд отклоняет ссылку общества "РУСАЛ Красноярск" на пункты 4 и 8 статьи 4 Закона о защите конкуренции в подтверждение несоответствия нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, оспариваемых положений пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка, предусматривающих особенности формирования итоговой стоимости мощности генерирующих объектов, расположенных во второй ценовой зоне, и не распространяющихся на покупателей мощности генерирующих объектов, расположенных в первой ценовой зоне.

В соответствии со статьей 1 Закона о защите конкуренции этот Закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, включая недопущение, ограничение, устранение конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации.

Поскольку согласно статьям 1 и 12 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации является высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации, руководит работой федеральных министерств и иных федеральных органов исполнительной власти и контролирует их деятельность, но не является федеральным органом исполнительной власти, акты и (или) действия Правительства Российской Федерации не подпадают под сферу действия Закона о защите конкуренции, ввиду чего отсутствуют основания для проверки оспариваемых положений пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка на соответствие Закону о защите конкуренции.

С учетом изложенного, доводы общества "РУСАЛ Красноярск", изложенные в заявлении о признании недействующим нормативного правового акта, а также в возражениях на отзыв Правительства Российской Федерации, не свидетельствуют о несоответствии оспариваемых в части пунктов 116 и 123 Правил оптового рынка Закону об электроэнергетике, имеющему большую юридическую силу.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 170, 176, 194, 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации



решил:

1. В удовлетворении заявления открытого акционерного общества "РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод" (г. Красноярск) отказать.

2. Признать абзац пятый пункта 116 и абзац десятый пункта 123 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2010 N 1172, соответствующими Федеральному закону от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", имеющему большую юридическую силу.

3. Решение может быть пересмотрено Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в порядке надзора по заявлению, поданному в течение трех месяцев с момента вступления его в законную силу.



Председательствующий судья
О.Ю.ШИЛОХВОСТ

Судья
Р.Г.БАЛАХНИЧЕВА

Судья
Л.Г.ВОРОНЦОВА



Курсы валют
10.08
11.08
USD
59.9611
59.9298
EUR
70.4183
70.2677
CNY
8.97783
8.99725
GBP
77.9854
77.6930



Новости партнеров
Погода
11.08
12.08
Москва
+25
+18
+25
+16
Санкт-Петербург
+19
+13
+26
+12
Новосибирск
+19
+11
+15
+10
Хабаровск
+26
+17
+23
+17
Калининград
+26
+13
+25
+17
Архангельск
+16
+13
+21
+12
Популярные новости
Статистика




Рейтинг@Mail.ru
© 2008-2017. Все права защищены.
При использовании материалов Российского Правового Портала "Семерка" ссылка на 7Law.info обязательна