Семерка - Российский Правовой Портал

Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 5.3 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов", утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 25.09.2007 N 74

Решение Верховного Суда РФ от 24.02.2012 N ГКПИ11-2013

Текст правового акта по состоянию на август 2012 года

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А.,

при секретаре К.И.,

с участием прокурора Селяниной Н.Я.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Марийская Энергетическо-Финансовая компания" о признании недействующим пункта 5.3 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов 2.2.1/2.1.1.1200-03 "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 25 сентября 2007 г. N 74,



установил:

постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 25 сентября 2007 г. N 74 утверждены Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы 2.2.1/2.1.1.1200-03 "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов" (далее - СанПиН). Постановление зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 25 января 2008 г. N 10995 и опубликовано в "Российской газете" 9 февраля 2008 г.

Согласно пункту 5.3 СанПиН (в редакции Изменения N 1, утвержденного постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10 апреля 2008 г. N 25) допускается размещать в границах санитарно-защитной зоны промышленного объекта или производства нежилые помещения для дежурного аварийного персонала, помещения для пребывания работающих по вахтовому методу (не более двух недель), здания управления, конструкторские бюро, здания административного назначения, научно-исследовательские лаборатории, поликлиники, спортивно-оздоровительные сооружения закрытого типа, бани, прачечные, объекты торговли и общественного питания, мотели, гостиницы, гаражи, площадки и сооружения для хранения общественного и индивидуального транспорта, пожарные депо, местные и транзитные коммуникации, ЛЭП, электроподстанции, нефте- и газопроводы, артезианские скважины для технического водоснабжения, водоохлаждающие сооружения для подготовки технической воды, канализационные насосные станции, сооружения оборотного водоснабжения, автозаправочные станции, станции технического обслуживания автомобилей.

ООО "Марийская Энергетическо-Финансовая компания" (далее - ООО "МЭФК") обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 5.3 СанПиН недействующим в части, допускающей размещение в границах санитарно-защитной зоны промышленного объекта или производства, не предназначенных для обслуживания работников указанного объекта и для обеспечения деятельности промышленного объекта (производства).

В обоснование заявленных требований указано, что оспариваемое положение противоречит статье 42 Конституции Российской Федерации, пункту 1 статьи 11, статьям 12 и 25 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ), нарушает права юридических лиц, возлагая на них дополнительные обязанности, а также право работников ООО "МЭФК" на благоприятную окружающую среду.

В судебном заседании представитель ООО "МЭФК" К.Ю. поддержал заявленные требования по основаниям, приведенным в заявлении.

Представитель Главного государственного санитарного врача Российской Федерации А. и представитель Министерства юстиции Российской Федерации Б. возражали против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на то, что постановление разработано Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах своих полномочий, оспариваемое положение не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и не нарушает права и охраняемые законом интересы заявителя.

Выслушав объяснения представителя заявителя, представителей заинтересованных лиц, исследовав материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Согласно пункту 2 статьи 52 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" в целях охраны условий жизнедеятельности человека, среды обитания растений, животных и других организмов вокруг промышленных зон и объектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, создаются защитные и охранные зоны, в том числе санитарно-защитные зоны, в кварталах, микрорайонах городских и сельских поселений - территории, зеленые зоны, лесопарковые зоны и иные зоны с ограниченным режимом природопользования.

В соответствии с пунктом 3 статьи 16 Федерального закона от 4 мая 1999 г. N 96-ФЗ "Об охране атмосферного воздуха" в целях охраны атмосферного воздуха в местах проживания населения устанавливаются санитарно-защитные зоны организаций. Размеры таких санитарно-защитных зон определяются на основе расчетов рассеивания выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферном воздухе и в соответствии с санитарной классификацией организаций.

Пунктом 2 статьи 12 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ при решении вопросов размещения объектов гражданского, промышленного и сельскохозяйственного назначения и установления их санитарно-защитных зон должны соблюдаться санитарные правила.

В соответствии с предоставленными полномочиями Главный государственный санитарный врач Российской Федерации постановлением от 25 сентября 2007 г. N 74 утвердил новую редакцию СанПиН, устанавливающих ограничения на использование территории санитарно-защитной зоны (глава V).

Пунктом 5.3 СанПиН допускается размещение в границах санитарно-защитной зоны промышленного объекта или производства, не связанных с обслуживанием данного предприятия. В ранее действующей редакции СанПиН (до внесения в них Изменения N 1, утвержденного постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10 апреля 2008 г. N 25) допускалось размещение на территории санитарно-защитной зоны указанных объектов только для обслуживания работников данного объекта и для обеспечения деятельности промышленного объекта (производства).

Таким образом, пункт 5.3 СанПиН в оспариваемой части не только не ущемляет права юридических лиц и предпринимателей, но и частично снимает ограничения на использование территории санитарно-защитной зоны.

Суд считает необоснованным довод заявителя о том, что размещение в границах санитарно-защитной зоны предприятия других объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, не связанных с обслуживанием данного предприятия, возлагает на это предприятие дополнительные обязанности, поскольку из содержания СанПиН это не следует.

В силу пункта 3 статьи 20 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ проекты санитарно-защитных зон утверждаются при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии указанных проектов санитарным правилам.

СанПиН установлено, что для каждого объекта разрабатывается проект санитарно-защитной зоны, в котором указывается ее размер и границы, режим использования, перечень мероприятий по защите населения от воздействия выбросов вредных химических примесей в атмосферный воздух и физического воздействия. При размещении объекта в границах санитарно-защитной зоны другого объекта с целью предупреждения неблагоприятного воздействия на здоровье населения размер санитарно-защитной зоны может быть увеличен с учетом суммарных выбросов и физического воздействия источников промышленных объектов (пп. 3.1, 3.10, 3.13).

Лишены правовых оснований доводы заявителя о противоречии пункта 5.3 положениям Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ, устанавливающим ответственность за нарушения санитарно-эпидемиологических требований и санитарно-эпидемиологические требования к планировке и застройке городских и сельских поселений (статья 12), обязанность индивидуальных предпринимателей и юридических лиц выполнять требования санитарного законодательства (пункт 1 статьи 11), обеспечить безопасные для человека условия труда (статья 25), поскольку указанные положения данного Закона обязательны как для объекта, в санитарной зоне которого размещается другой объект, так и для размещаемого объекта.

Размещение в границах санитарно-защитной зоны промышленного объекта или производства другого объекта при условии соблюдения индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарно-эпидемиологических требований и проведения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (статьи 11 и 12 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ), само по себе не создает угрозу санитарно-эпидемиологическому благополучию населения.

Довод заявителя о том, что оспариваемое положение нарушает его право на благоприятную окружающую среду, гарантированное статьей 42 Конституции Российской Федерации, нельзя признать обоснованным, т.к. санитарно-защитная зона устанавливается в целях обеспечения безопасности населения и по своему функциональному назначению является защитным барьером, обеспечивающим уровень безопасности населения при эксплуатации объекта в штатном режиме.

С учетом того, что пункт 5.3 СанПиН не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушает права и законные интересы заявителя, в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении заявленного требования надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194 - 199 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации



решил:

в удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью "Марийская Энергетическо-Финансовая компания" о признании недействующим пункта 5.3 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов 2.2.1/2.1.1.1200-03 "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 25 сентября 2007 г. N 74, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.



Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.А.ЕМЫШЕВА



Курсы валют
09.08
10.08
USD
65.1299
65.2543
EUR
73.0432
73.0196
CNY
9.24523
9.25278
GBP
79.2501
79.1013



Новости партнеров
Погода
01.01
01.01
Москва
Санкт-Петербург
Новосибирск
Хабаровск
Калининград
Архангельск
Популярные новости
Статистика




Рейтинг@Mail.ru
© 2008-2017. Все права защищены.
При использовании материалов Российского Правового Портала "Семерка" ссылка на 7Law.info обязательна