Семерка - Российский Правовой Портал

Суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении иска о применении последствий недействительности ничтожных сделок, так как срок исковой давности истцом пропущен, что является самостоятельным основанием для отказа в иске

Определение Рязанского областного суда от 23.01.2008 N 33-76

Текст правового акта по состоянию на август 2012 года

(извлечение)

23 января 2008 года судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам Т.С.А. и его представителей С.В.П., Б.Н.Г. на решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 6 декабря 2007 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Т.С.А. к Б.Н.Г., К.Е.С., ПСПО "Рязаньстрой" о применении последствий недействительности ничтожных сделок отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи, объяснения Т.С.А. и его представителей С.В.П., Б.Н.Г., поддержавших кассационные жалобы; возражения К.Н.Г. и ее представителя К.А.С., судебная коллегия



установила:

Т.С.А. обратился в суд с иском к Б.Н.Г., К.Е.С., ПСПО "Рязаньстрой" о применении последствий недействительности ничтожных сделок мотивируя тем, что с момента рождения и по настоящее время проживает с матерью Б.Н.Г. В 1983 году администрацией ПСПО "Рязаньстрой" его семье было выделено жилье в виде 2-х комнат в пятикомнатной квартире, что составляет 25/91 долей указанной квартиры. Данные комнаты были переданы в порядке приватизации его матери, которой было выдано регистрационное удостоверение о праве собственности на 25/91 долей жилого помещения. Кроме того, ему стало известно, что в апреле 2003 года между его матерью и К.Е.С. заключен договор купли-продажи спорного жилого помещения.

Он полагает, что нарушено его право на участие в приватизации жилья, так как на момент приватизации ему было 17 лет, но в договор приватизации он включен не был и письменного согласия на приватизацию Б.Н.Г. не давал. В связи с чем, просил признать недействительным приказ ПСПО "Рязаньстрой" от 14.09.1994 о передаче в собственность в порядке приватизации Л.Н.Г. 25/91 долей квартиры и регистрационное удостоверение выданное БТИ г. Рязани N 21 от 22.09.1994; признать недействительным договор купли-продажи доли квартиры от 01.04.2003, заключенный между Б.Н.Г. и К.Е.С.; признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права собственности на 25/91 долей в праве собственности на квартиру от 24.09.2003, выданное К.Е.С.

Суд в удовлетворении исковых требований отказал, постановив указанное решение.

В кассационных жалобах Т.С.А. и его представитель С.В.П. просят решение отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

В кассационной жалобе Б.Н.Г. просит решение отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационных жалоб, судебная коллегия полагает, что решение суда отмене не подлежит по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела приказом ПСПО "Рязаньстрой" от 14.09.1994 Б.Н.Г. (ранее Л.) передано в собственность в порядке приватизации 25/91 долей в праве собственности на квартиру. На основании данного приказа ей было выдано регистрационное удостоверение о регистрации права частной долевой собственности (25/91) на указанную квартиру. 1 апреля 2003 года между Б.Н.Г. и К.Е.С. был заключен договор купли-продажи доли квартиры. Право долевой собственности на указанную квартиру зарегистрировано за К.Е.С. в установленном законом порядке. Как следует из акта приема-передачи от 01.04.2003, жилое помещение передано К.Е.С., расчеты произведены, претензий по взаиморасчету стороны договора друг к другу не имеют.

Рассматривая требования Т.С.А., суд правильно принял во внимание, что в соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 04.07.1991 N 1541-1 граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

В договор передачи жилого помещения в собственность, согласно ст. 7 указанного Закона, включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования данным жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это жилое помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность, или несовершеннолетние, проживающие отдельно от указанных лиц, но не утратившие право пользования данным жилым помещением.

Анализируя установленные обстоятельства приватизации спорного жилого помещения, суд пришел к обоснованному выводу о том, что совершенная сделка по приватизации не соответствует требованиям Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", поскольку Т.С.А. имел право стать участником общей собственности на это жилое помещение, однако в число собственников включен не был и письменного согласия на приватизацию жилого помещения Б.Н.Г. не давал.

Вместе с тем, рассматривая заявленное ответчицей К.Е.С. в судебном заседании заявление о пропуске истцом срока исковой давности, суд пришел к правильному выводу о том, что срок исковой давности для применения последствий недействительности сделки по приватизации, так и срок исковой давности для предъявления требований для применения последствий недействительности договора купли-продажи спорного жилого помещения истекли.

Согласно ч. 1 ст. 181 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. В соответствии с ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Как следует из п. 8 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности" начало течения срока исковой давности по искам, сроки предъявления которых, предусмотрены ранее действовавшим законодательством (п. 1 ст. 42 Основ гражданского законодательства), не истекли до 1 января 1995 года определяются согласно ранее действовавшему законодательству (п. 3 ст. 42 Основ гражданского законодательства).

Пунктом 3 ст. 42 Основ Гражданского законодательства предусматривалось, что течение срока исковой давности начинается со дня возникновения права на иск. Право на иск возникает со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В судебном заседании установлено, что истец неоднократно осуждался к лишению свободы и содержался под стражей. В периоды нахождения на свободе истец проживал в спорном жилом помещении.

Давая суждения о пропуске срока исковой давности суд обоснованно указал о том, что после освобождения из мест лишения свободы 25 декабря 1997 года, будучи совершеннолетним при должной осмотрительности, истец не мог не узнать о приватизации Б.Н.Г. спорного жилого помещения, а в апреле 2003 года, проживая с Б.Н.Г. в этом жилом помещении, узнал о его продаже и соответственно о том, что его мать, являлась собственником этого помещения.

В соответствии с ч. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Отказывая в удовлетворении иска, суд правильно исходил из того, что срок исковой давности истцом пропущен, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.

При таких обстоятельствах решение суда постановлено в полном соответствии с нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права, поэтому является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Доводы кассационных жалоб Т.С.А., его представителей С.В.П. и Б.Н.Г. (аналогичных по своему содержанию) о том, что Т.С.А. не знал и не мог знать о совершении сделок в силу своей юридической безграмотности, частого пребывания в местах лишения свободы, злоупотребления спиртными напитками и отсутствия интереса к правовому статусу спорного жилого помещения противоречат представленным доказательствам, получившим оценку суда, поэтому не могут являться основаниями для отмены решения суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия



определила:

Решение Железнодорожного районного суда от 06.12.2007 оставить без изменения, а кассационные жалобы Т.С.А. и его представителя С.В.П., Б.Н.Г. - без удовлетворения.



Курсы валют
09.08
10.08
USD
65.1299
65.2543
EUR
73.0432
73.0196
CNY
9.24523
9.25278
GBP
79.2501
79.1013



Новости партнеров
Погода
01.01
01.01
Москва
Санкт-Петербург
Новосибирск
Хабаровск
Калининград
Архангельск
Популярные новости
Статистика




Рейтинг@Mail.ru
© 2008-2017. Все права защищены.
При использовании материалов Российского Правового Портала "Семерка" ссылка на 7Law.info обязательна